Семнадцать лет Леонардо продолжал работу над конной статуей

Из Флоренции Леонардо отправился в Милан. В общем, мы, конечно, не знаем, почему он поступал так или иначе (не знаем главного — мотивов поступка). Однако в литературе о нем обычно говорится, что он не принимал духовной атмосферы, создавшейся во Флоренции, находившейся под управлением Лоренцо Медичи. При дворе Лоренцо дышали поэзией и поклонялись красоте, там почитали античность с прививкой христианской мистики (неоплатонизм).

Художником эпохи Лоренцо был Сандро Боттичелли — мастер музыкальных гармоний и женских образов, напоминающих сны. Леонардо же был естествоиспытатель и математик, презирал мечтательность и верил только в строгое знание и самого себя. Он обладал жестким аналитическим умом, к тому же был слишком горд, чтобы поддаваться иллюзиям и самообманам. Имело значение еще и то, что рядом с Боттичелли он был бы вынужден оставаться на вторых ролях, а вторые роли были не для него. И вот он отправился в Милан.

Правитель Милана Лодовико Моро был, так сказать, антиподом Лоренцо Медичи — грубый, жестокий и порочный человек. Неизвестно, ценил ли он красоту, известно, что ценил силу. Он фактически узурпировал власть в Милане и поэтому больше всего заботился о личной безопасности. Леонардо служил ему главным образом как военный инженер — ведал фортификацией, огнестрельным оружием, строительством каналов и т. д. Типичный представитель эпохи Высокого Возрождения, Лодовико Моро был не чужд утопических замыслов, и Леонардо (уже как архитектор) проектировал несбыточный «идеальный город» в три яруса с улицами для знати на уровне второго этажа, а для простонародья — на уровне первого.

И семнадцать лет напролет — все время своего пребывания в Милане — продолжал работу над колоссальной конной статуей Франческо Великого Сфорца. Он трудился с нечеловеческим напряжением, что называется, на износ. Припадки опустошающей депрессии снова и снова сменялись приливом сил, и Леонардо, вероятно, думал, что силы его беспредельны, а сам он всемогущ, и благодарил судьбу за то, что Милан стал для него столь разнообразным и большим полем деятельности. А кроме того, Лодовико Моро — правитель с натурой кондотьера — чем-то, вероятно, импонировал ему, может быть, своей жизненной энергией — бешеной, неукротимой и беспощадной. Ведь если мы внимательно приглядимся к Леонардо, то и в нем почувствуем что-то неукротимо-беспощадное, взыскательное к себе и другим, волю, не знающую сомнений и не признающую преград. Букмекерская контора Пин Ап Бет - высокие коэффициенты и быстрые выплаты.